» » » Коммунисты против Шагала

Коммунисты против Шагала

Коммунисты против ШагалаО первых попытках реабилитации
Первые попытки реабилитации художника, как логично нужно было ждать, пришли из Москвы.
В советском журнале «Огонек» в 1987 появился текст популярного поэта Вознесенского Андрея. Поэт побывал у художника на его родине и решил написать эссе о том, что в Витебске Шагалу следовало бы построить музей. В городе во время сбора материалов для эссе Вознесенский провел также творческую встречу с витебчанами. На данной встрече популярный поэт читал свои стихи и рассуждал о своем друге и талантливом земляке витебчан.

Коммунисты против ШагалаВознесенский говорил о большом влиянии на современный культурный пласт творчества Шагала, а также о том, что именно благодаря этому художнику весь мир узнал о Витебске. Тут же в городе поэт говорил о том, что нужно сделать здесь музей Шагала, при всем подчеркивая, что серьезных денег не потребуется, так как дом, где жил художник хорошо сохранился.

Подобные действия знаменитого поэта из Москвы не могли игнорироваться местным руководством. В музейных архивах и сегодня есть документы, которые рассказывают о брожении в советской элите Витебска по вопросу Шагала в 1987 году.
Городской комитет после этого дал поручение Г.Рябушеву – инструктору комитета КПБ Витебска – изучить вопрос о том, действительно ли дом по улице Держинского, 11 является тем самым домом, который принадлежал когда-то семье Шагала. Чиновник горкома своё «исследование» провел и отметил, что сегодня уже сложно сказать, в каком доме проживал художник. Также в своём «исследовании» Рябушкин задавался вопросом о том, следует ли вообще открывать музей Шагала и «достоин» ли художник того, чтобы о нем знали советские люди.

Шагал не искал в Витебске популярности
Вряд ли сам Вознесенский мог подумать, что на родине творца эссе его станет причиной именно такой реакции. Если до этого в Витебске Шагала отказывались замечать, то после 1987 года к нему стали относиться резко негативно.

Знаковым можно назвать случай с выставкой, которая запланирована была в 1987 году. Гвоздиков – юный скульптор – сделал триптих о родоначальниках школы художников Витебска. В триптихе были такие мастера как Шагал, Малевич и Репин (у Репина под Витебском была дача). К выставке издали каталог, в котором также указали работу скульптора. Саму выставку после этого было прикрывать было уж слишком скандально, изымать скульптуру Гвоздикова также было нельзя, так как ее указали в каталоге. По указанию обкома партии Витебска изъяли саму фигуру Шагала. Фигурку «приверженца сионизма» лично отпилил лобзиком инструктор обкома.

Также в 1987 году в ноябре месяце в издании «Политический собеседник» разместили подборку с письмами читателей. В этой подборке опубликовали письмо некого Голобова, который писал о том, что Шагал искал признания своего творчества везде, но не Витебска, и открывать ему в городе музей не стоит.

В архивах музея города до сегодняшнего времени сохранился оригинал письма от ветерана мировой второй войны некоего Михаила Калашникова родом из Чечено-Ингушской советской республики поселка Новогрозненский Гудермесский район. Данный Калашников не знал даже о том, что «Гала Шагала» (название статьи Вознесенского в журнале «Огонек») не является именем художника. В названии говорилось о гала-ретроспективе в картинах. Не зная толком имени художника Калашников писал о том, что «миллионы солдат сложили на поле боя голову защищая Россию и Родину-мать не для того, чтобы в памяти увековечивать революционных врагов вроде Гала Шагала». Также ветеран войны вспоминал о том, как «его два брата добровольцами защищать отправились Родину от Юденичей, Петлюр и Колчаков, а в это время Гала Шагала помогал зарубежной интервенции своими долларами для того, чтобы была задушена молодая новая республика Советов».

Как о Шагале отказывались снимать фильм
Завершилась в том же 1987 году подготовка к изданию пятого энциклопедического тома «Искусства и литературы республики Беларусь». К печати после серьезной работы вышла о Шагале обстоятельная правдивая статья. Шиленкова Ирина – сотрудник в БСЭ – подготовившая данную статью была уволена под сомнительным предлогом (якобы не сумела пройти аттестацию). При этом подчеркивалось при увольнении, что уволена Шиленкова была при полном согласии всего коллектива.

Свое увольнение сотрудница пробовала оспорить в судах. История данная заинтересовала документалиста режиссера Рудермана Аркадия. Вместе со съемочной профессиональной группой он отправлялся на судебные заседания и фиксировал на камеру происходящее.

Рудерман изначально хотел снять фильм к столетнему юбилею Шагала, но затея эта стала большим скандалом после того, когда заявка Рудермана на студии заблокирована была со словами «не стоит снимать о каждом из эмигрантов фильмы». Документалист решил сделать данный фильм вопреки приказу начальства за свои средства. Одной из самых знаковых можно вспомнить цитату из фильма народного заседателя в суде, который говорил о том, что «судье кто-то позвонил, ну и как ему поступить? У него дети есть… Жить как-то нужно…»

С картиной режиссера Рудермана дальше происходила целая история. На студии после знакомства с фильмом руководство пленку извлекло из аппарата проекции. Рудерман директору пригрозил тем, что обратиться в милицию и коробки обратно возвратили в монтажную. Исходные пленки фильма между тем арестовали, и режиссер вынужден был украсть из склада студии их и отвезти пленку в Москву.

В Москве встретили фильм с огромным успехом, на Первом Всесоюзном фестивале документалистики кино получило специальный приз. Также фильм показали на Центральном телевидении. Художественный совет киностудии «Беларусьфильм» картину между тем принимать отказался. Рудерману пришлось из студии уволиться.

Спасти фильм между тем так и не получилось. В своем интервью Рудерман в 1991 году рассказывал, что как такового фильма уже нет, и доделать его ему так и не дали. Демонстрировал он именно «материал к фильму», и на руках у него осталась потерявшая в качестве от множества просмотров копия фильма. После данного интервью Рудерман скончался через год в автомобильной аварии.

Коммунисты против ШагалаО реабилитации художника в Беларуси
Любопытно, но на родине творца «реабилитация» случилась тихо. Вызвана она была даже не политическими серьезными переменами, а скорее даже ходом времени. Постепенно отошли от дел, скончались от старости или ушли на повышение с "перекраской" недруги творчества Шагала. Дети их и последователи на должностях, как правило, успели побывать в Западной Европе, походить по музеям. Придерживались они все уже иных взглядов и на Шагала, и на искусство в целом. На полотнах художника уже перестали замечать «антисоветчину» и «влияние сионизма». Обращать внимание стали на детский наивный художественный мир, цветовые пронзительные сочетания и причудливую ни на что не похожую пластику.

Первая важная перемена случилась в 1999 году. Городской исполком к данному времени согласился уже отдать Дом по улице Покровской музею Шагала. Между тем, по-прежнему оставался в опасности другой легендарный дом на улочке Правды, 5а. Именно данный дом в свое время был в городе местом сбора местной элиты авангарда. Сохранять дом никто не планировал, его могли в любое время начать ремонтировать или перестраивать. Местные общественные деятели придумали достаточно изящный и при этом красивый ход для сохранения дома. Изготовили металлическую памятную табличку, в которой рассказывалось о том, что именно здесь с 1918 до 20-го было народное Высшее худучилище, с 1920 до 22-го была Мастерская УНОВИС, а также художественные мастерские. Также табличка гласила, что с 22 по 23 годы тут был Художественный институт. Табличку эту могли просто прибить на здание, однако на данную меру могли просто не обратить внимание – табличку могли убрать, а дом просто из-за ветхости снести. Было принято следующее решение – всем иностранным дипломатам, которые были аккредитованы в Беларуси, разосланы были приглашения на открытие данной памятной таблички. Сегодня сложно уже предположить, на что надеялись эти общественные активисты. Возможно, они хотели, чтобы приехал хоть кто-нибудь и местная милиция не взялась бы «вязать» тех, кто решил увековечить память о художественном училище.

Коммунисты против ШагалаВышло так, что в день икс на открытие таблички по словам «очевидцев произошедшего» улица вся оказалась «заставленной лимузинами с флагами и дипломатическими номерами других государств». Казалось, что приехали все дипломаты республики. В Витебске местные чиновники столь крупной зарубежной делегации не видели никогда, и именно в тот день стало окончательно ясно, что в понимании творчества Шагала все кардинально изменилось.
1-02-2017, 15:42
Автор: Djoy
Просмотров: 244
Рейтинг:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.